8. Нехендзи Юлиан Аркадьевич (декан 1939-1941)

8nehendzi.jpg - 518.74 Kb

НЕХЕНДЗИ ЮЛИАН АРКАДЬЕВИЧ

[19.VI.1901 - 18.II.1968]

Род. в г. Сквирь Киевской губернии.

Доктор технических наук (1939), профессор (1933). Окончил Днепропетровский горный институт по специальности "Плавка стали" (1924), в том же году поступил в Ленинграде на Невский завод рабочим- сдатчиком, с 1928 г. - начальник цеха, в 1932 г. - главный металлург завода. В 1930 г. приглашен проф. М.М. Карнауховым в ЛПИ для организации кафедры литейного производства с целью подготовки инженеров-литейщиков на металлургической и физико-химической базе. В 1931 г. на основе курса лекций подготовлена монография "Стальное литье", новая редакция которой вышла в 1948 г., также опубликованы книги "Литые стальные снаряды" (1939), "Кокильное стальное литье" (1943). С 1933 г. по 1968 г. - профессор, заведующий кафедрой ЛПИ.

Основные направления научных работ: теоретические основы литья металлов, литейные свойства сплавов, стальное литье. Совместное проф. Н.Г.Гиршовичем разработал научные основы и математический аппарат анализа теплообмена, гидравлики, формирования структуры и усадочных процессов при литье, исследовал влияние вакуумной плавки и разливки на ли­тейные, технологические и механические свойства жаропрочных сплавов, создал установки и новые ме­тоды определения литейных и теплофизических свойств сплавов.

Председатель Комиссии НТО МАШПРОМ по разработке номенклатуры литейных свойств сплавов и стандартизации методик их опре­деления (1966). Участник ряда Международных конгрессов литейщиков (1956, 1963, 1967). Разработал научные основы курса "Теоретические основы литья металлов" для металлургов-литейщиков. ЛПИ - Ленинградский политехнический институт им. М.И.Калинина; НТО МАШПРОМ - Научно-техническое общество машиностроительной промышленности.

Юлиан Аркадьевич Нехендзи родился 19 июня 1901г. Он ровесник двадцатого века.

24 апреля 1924 г. он заканчивает Екатеринославский (Днепропетровский) горный институт по хорошей мужской специальности "Плавка стали". Перед ним - извечная проблема самореализации молодого человека. Промышленность страны, особенно на Украине, была в глубоком упадке. Но уже начался НЭП. Было предчувствие оживления и большой созидательной работы. Далее падать было некуда. Впереди был свой "Париж", как у д'Артаньяна из любимого им романа Дюма и у других молодых героев.

И начале 20-х годов благодаря советской власти тысячи способных и энергичных молодых людей из южных и западных губерний России устремились в промышленность, науку, медицину, формируя новые слои ленинградской и московской интеллигенции. Эти люди впоследствии весьма способствовали развитию страны.

Литейный цех (1924-1930 г.г.)

Уже в мае 1924г., не теряя темпа, Ю.А. вместе с молодой женой Наной Александровной приезжают в Ленинград. Они снимают недорогую комнату в большом доходном доме №24 по Кирочной улице, где в одном из квартир ещё до войны поселились дальние родственники жены. Окна комнаты выходили в петербургский двор-колодец. Здесь они прожили два года.

Кирочная улица находилась в так называемой Литейной части Петербурга и выходила на Литейный проспект. Это казалось добрым предзнаменованием.

Перед отъездом Ю.А. получил в Горном институте направление на производственную практику в Ленинград, адресованное Селиванову Борису Павловичу, главному металлургу Невского машиностроительного завода им. В.И.Ленина, крупному специалисту и ученому.

На групповом фото 1928г. научно-технической интеллигенции завода Борис Павлович сидит в первом ряду, второй слева. Ему лет 50. Гладко выбритое лицо, волосы зачёсаны назад, полуулыбка. Облик выражает живое любопытство и внимание.

Все годы на Невском заводе отец проработал под патронажем в творческом и деловом содружестве с Борисом Павловичем. Селивановы, петербургские интеллигенты, проявили интерес к молодой семье Ю.А. и НА., приглашали их на дачу.

Уже в июне 1924г., вновь без потери темпа, Б.П. Селиванов оформил Ю.А. на работу в должности рабочего-сдатчика литья в сталелитейный цех Невского завода. Эта должность, по-видимому, близкая к контролёру ОТК, способствовала ознакомлению с номенклатурой, технологией и качеством отливок. От дома до завода было всего полчаса езды без пересадки на ленинградском трамвае.

Между тем, временная работа не в инженерной должности затягивалась, не было ни постоянной жилплощади, ни постоянной прописки в Ленинграде и это не могло не беспокоить. Осенью 1924г. Ю.А. едет в Днепропетровск и по месту постоянной прописки оформляет "освобождение впредь до особых указаний от призыва в связи с производственной практикой на Невском машиностроительном заводе им Ленина в Ленинграде" (постановление Екатерингубвоенкомата от 15.10.1924г.). Той же осенью Ю.А. и Н.А. были потрясены невиданным зрелищем и ощущением враждебной людям стихии под северным небом: город подвергся знаменитому наводнению 1924-го года.

В новом 1925г. служебное положение Ю.А. прояснилось. В анкете от 27 декабря 1928г., собственноручно заполненной перед первой загранкомандировкой, Ю.А. пишет в разделе п. 10:

"Служебный и практический стаж с момента первого самостоятельного заработка: От июня 1924 г. До настоящего времени 4 года, 6 месяцев (должность или род занятий) Рабочий-сдатчик; техник; инженер- металлург отдела; зам. заведующего; заведующий сталелитейным цехом (наименование предприятий или учреждений) Невский Машиностроительный завод им. Ленина (местность) Ленинград.

Как видно, в начале 1925 г. Б.П.Селиванов перевёл Ю.А. на инженерную должность в свой отдел.

Годы работы в сталелитейном цехе завода (1925-1928), заполненные каждодневным трудом по производству разнообразных отливок, разработкой и улучшением технологии, наблюдениями, экспериментами и поиском закономерностей; организацией труда коллектива цеха - явились ключевыми в становлении Ю.А. как инженера, ученого и руководителя. Из анкеты видно, что и 1928 г. в возрасте 27 лет, Ю.А. уже начальник, или, как тогда говорили, заведующий сталелитейным цехом Невского (б.Семянниковского) завода.

Семянниковский завод, основанный в 1857г. имел ряд специализированных мастерских (цехов) со своими инженерными школами и творческими людьми высокой квалификации, в том числе пароходомеханическую (позднее турбинную), паровозомеханическую, котельную, сталелитейную и др. Привычные заказы прекратились. Комиссии из Москвы неоднократно рассматривали вопрос о закрытии завода. Завод брался за любые работы, однако, в 1924-25 г.г. цеха ещё не были полностью восстановлены, мартен не работал, металла на заказы не хватало.

Проведя предварительные опыты и используя нестандартный метод плавки стали, Ю.А. и Б.П. 30 октября 1925г. после десятилетней консервации ввели в действие мартеновскую печь в сталелитейной мастерской. Потребовалось собрать всех профессиональных формовщиков и плавильщиков завода, занятых в последние годы на работах не по специальности. Это было серьёзным и техническим, и экономическим достижением. Заводской народ, прибывший в цех, ликовал и качал всех участников пуска мартена. Технология плавки была опубликована в первой совместной статье Ю.А.Нехендзи и К.П.Селиванова. Приводим авторское описание сущности работы:

"На основании своих исследований по бессемеровскому процессу, по получению синтетического чугуна в вагранке, по комбинированному процессу вагранка-мартеновская печь авторы впервые в СССР получили на заводе чугун из вагранки на шихте из 100% стального скрапа для передела его на сталь путём продувки в конвертере малого бессемерования и скрап-рудным процессом в мартеновской печи. Работы имели не только большое практическое значение в то время, когда в Ленинграде ощущался острый недостаток чушкового чугуна /1925-1927г.г./, но и теоретическое значение, вскрыв механизм науглероживания при плавке в вагранке, влияние физического тепла при продувке малокремнистого чугуна, влияние небольших присадок жидкого чугуна па интенсификацию процесса плавки в мартеновских печах".

Стало возможным выполнять заказы по производству фасонного стального литья и металлоёмких изделий завода. К числу разнообразных отливок этого периода относятся ахтерштевни и форштевни будущих черноморских теплоходов "Грузия" и "Абхазия". Не менее впечатляли также фото узких форштевней, плывущих, как лебеди, на стропах портального крана над головами толпы людей - работников цеха. Длина каждого форштевня была не менее 20 м, и отливки были изящно изогнуты и как бы выверены по аэродинамическому лекалу.

Из других впервые выполненных в те годы в цехе уникальных отливок сложной конфигурации Ю.А. выделял литой корпус ЦВД паровой турбины из молибденовой стали, спираль мощной гидротурбины, лопасти мощных пропеллерных насосов из нержавеющей стали и др.

В 1928г., а затем в 1930 и 1932г.г. Ю.А. опубликовал ряд первых в СССР работ , проведённых им на заводе по влиянию конструкции стальных отливок на их качество.

В кармане спецовки Ю.А. всегда была очередная записная книжка в твёрдом переплёте. Книжки заполнялись чернильным карандашом, позднее зелёными и красными чернилами того времени для "вечного" пера. Ю.А. постоянно вёл записи по текущим техническим и оргвопросам, систематизировал результаты. Возникающие проблемы и выводы постепенно укладывались в определённую систему - основу построения будущих лекций и книг.

Здесь уместно сказать о важной стороне дарования Ю.А. - литературном даре построить крепкую композицию и текст крупноформатной научной книги, а также связанное с этим стремление не только сделать что-либо, или овладеть новыми знаниями, но и поделиться результатами со студентами и опубликовать. Далеко не каждого, даже блестящего инженера и изобретателя привлекает эта сторона работы ввиду большой трудоёмкости, но Ю.А. писал легко, быстро заполняя строки и страницы изящной вязью своего почерка.

Научная среда - важное условие профессионального роста обеспечивалась общением с Б.П.Селивановым, сотрудниками ОГМ и участившимися контактами с металлургами ведущих ленинградских заводов (Путиловский-Кировский, Обуховский-"Большевик" и др.).

Показ сталелитейного цеха Ю.А. начинал с общего туалета и умывальной мшпагы, которые блистали чистотой. В этом был элемент озорства, но также и подчёркнутое внимание к культуре и порядку в цехе. Сделаем отступление о частной жизни.

Нана Александровна в те же годы (1925-29) прошла курс и закончила Ленинградскую консерваторию по классу рояля у профессора Николаева. Наиболее известными ее однокурсниками были Павел Серебряков, Климентий Корчмарёв.

Молодые люди одевались по моде 20-х годов. В литейном цеху Ю.А. носил спецовку и инженерскую фуражку времён Горного института, но выходная одежда включала белоснежную рубашку, галстук бабочкой, пенснэ, как на упомянутой фотографии научно-технической интеллигенции завода. Такое подчёркивание "инженерного" облика по тем временам было вызывающим, но он имел моральное право на эту одежду, связанное с интенсивной работой в литейном цеху. В 1926-27г.г. Ю.А. получил профессиональное заболевание - силикоз лёгких, по вечерам у него поднималась температура.

У женщин были модны платья-кимоно с глубоким декольте, всклокоченная, но аккуратная головка, подведённые тенями глаза. Сохранились романтичные фото Ю.А. и Н.А., выполненные известным маэстро

Наппельбаумом: они как бы отстранены друг от друга, у них загадочные полуулыбки и блеск в глазах.

В 1926г. Ю.А. и Н.А. получают квартиру и постоянную прописку в том же доме. В 1927г. у Ю.А. и Н.А. родился сын Евгений. Родители Наны Александровны переехали из Днепропетровска в Ленинград и разместились в одной из пустующих комнат большой квартиры. Наталья Исааковна, мать Н.А., в своё время закончила гимназию с золотой медалью, но все свои способности отдала служению мужу, детям и теперь внуку. Она была прекрасным кулинаром и, не желая никому быть в тягость, стала давать домашние обеды с какой-то минимальной прибылью. Среди едоков был проживающий этажом ниже общительный молодой инженер Л.Г.Лойцянский, будущий зав. кафедрой гидроаэродинамики Политехнического института, соавтор фундаментального двухтомного курса теоретической механики. Именно Наталья Исааковна, применяя ей одной известные питательные смеси, гоголь-моголь и т.д., в 1928г. полностью вылечила Ю.А. от силикоза лёгких. Загранкомандировки времён первых пятилеток.

В годы первых пятилеток был принят хороший обычай направлять ведущих и "успешных" инженеров на стажировку и ознакомление на зарубежные предприятия мирового уровня. Невский завод трижды командировал Ю.А, на металлургический завод Круппа в г.Эссене /Германия/, Рурская область, и в Швецию. Первая загранкомандировка на з-д Круппа состоялась в 1929г. и продолжалась около полугода.

Мы не располагаем техническими отчётами о командировках Ю.А.; их следует искать в архиве Невского завода. Но можно с уверенностью сказать, что Ю.А., работая в литейном цехе завода Круппа, заполнил свои записные книжки описаниями технологии и процессов, дал рекомендации о внедрении лучшего на Невском и др. заводах СССР, утвердился в том, что собственные разработки и технология Невского завода во многом соответствуют европейскому и мировому уровню, а вырабатываемый системный подход к литейному производству не имеет аналогов.

Вместе с тем Ю.А. проработал огромное количество немецкой научно- технической литературы по литейному делу, включая статьи, проспекты, отчёты и т.д. Эта литература в полной мере использовалась им в монографии

"Стальное литьё", 1931г. , где приводится в основном германоязычная библиография.

Отец рассказывал, что в конце командировки ловил себя на том, что думает на немецком языке. Однажды отец провёл урок политграмоты. Он спросил коллегу - немецкого инженера, кто использует его труд, знания, Способности и получает от этого прибыль. Отец испугался: немецкий инженер побледнел, покраснел и только через несколько минут ответил, что раньше он никогда об этом не думал. Больше отец политграмотой не занимался. Думаю, что российского инженера 2001 года таким вопросом не проймёшь.

Любая командировка - это в известной степени праздник. Командировочный раскрепощён от рутинных домашних и служебных обязанностей, он чувствует дыхание свободы. Он выполняет в командировке только одно задание, как бы оно ни было трудно, ответственно (например, промышленные испытания объекта). Живёт он обычно неподалёку от места командировки и не тратит времени на транспорт.

Надо думать, сказанное относится не только к нам, но и к молодому инженеру первой пятилетки, попавшему после нескольких лет напряжённой жизни  в европейский быт.

Естественно предположить, что в 1929 г., находясь в командировке, вдали от «текучки» будней, и по возвращении в Ленинград Ю.А. обдумывал направления своей дальнейшей деятельности, пути расширения научной среды и реализации складывающейся системы знаний. Естественно также предположить, что с этой целью он представил план предлагаемых лекций на Совет металлургического факультета Ленинградского Политехнического (индустриального) института. Далее предложения становятся все реальнее. Председатель Совета академик А.А Байков должен был поручить рассмотрение этого вопроса своему ближайшему помощнику - преемнику на посту зав. кафедрой металлургии стали, будущему члену-корр. АН. СССР Михаилу Михайловичу Карнаухову.

М.М. Карнаухов поддержал «виртуальное» предложение Ю.А. Более того, он выступил на Совете факультета с инициативой создать и металлургическом факультете новую кафедру «Литейное производство» до подготовки инженеров-литейщиков на металлургической и физико-химической базе.

Для организации кафедры и чтения лекций Совет факультета пригласили Ю.А. на должность доцента-заведующего кафедрой с началом работы сентября 1930г. Эту дату, по-видимому, можно считать датой основания кафедры «Литейное производство»

В первый учебный семестр 1930 г. Ю.А. сам читает студентам IV курс новой литейной специальности разработанный им новый курс «Фасонно стальное литье». Курс громадный и состоит из общих отделов по условия затвердевания стали в слитках и отделов по технологии получения здоровы отливок из стали различных марок.

Декан факультета Г.Я. Шрейбер приглашал на лекции стенографистов выступая за создание монографий на базе курсов лекций. Такая монография «Стальное литье» объемом 29 печ. листов (452 стр.) была написана Ю.А. н основе откорректированных стенограмм курса и сдана в печать уже 31 август 1931 г. Тираж книги 10000 экз. Отдельные главы были в рукописи просмотрены М.М. Карнауховым, советы которого способствовали определению общего направления книги.

Книга явилась первым систематизированным руководством, снабженным обширной библиографией и заложившим научные основы литейного производства. Следует отметить, что система построения курса лекций и книг оказалась объективной и устойчивой и практически сохранилась в ново» издании монографии «Стальное литье» объемом 48 печатных листов вышедшем в 1948 г. [4]. Книга сыграла неоценимую роль в становлении развитии производства стальных отливок в нашей стране.

Кафедра начала свою деятельность. В 1933 г. Ю.А. присвоено звание профессора.

Поражает стремительный бег лет Ю.А. в этот период «бури и натиска»: через 4 года после окончания Горного института он - заведующий (начальник) крупного сталелитейного цеха завода со сложным производством, через 6 лет в возрасте всего 29 лет - основатель и заведующий первой кафедры литейного производства на металлургической основе в элитном Политехническом инстиуте, в возрасте 30 лет - автор приоритетной монографии по научным основам и технологии литейного производства, в 32 года - профессор. Такое стремительное движение чрезвычайно редко у людей инженерных специальностей. Здесь сыграли свою роль талант, ум, энергия и целеустремленность Ю.А., вошедшие в резонанс с законами времени - индустриализацией страны.

ОСНОВНЫЕ ВЕХИ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Ю.А.НЕХЕНДЗИ

(хроника послевоенных лет) В.М.Голод

Необходимое предисловие. Не сохранилось записей и дневников, которые позволили бы судить о том, как и когда возникал замысел, как шел коллективный поиск решения и какими усилиями достигался успех, рождающий новый замысел. Представленная хроника, базирующаяся на материалах основных публикаций, должна дать представление о направлениях, масштабах и результатах работ, не утративших до сих пор своего значения для исторической оценки масштаба личности Ю.А.Нехендзи.

1946 г.

-при очередном избрании на должность заведующего кафедрой Ю.А. Нехендзи представил список 45 публикаций, в том числе книги «Стальное литье» (1931 г.), «Литые стальные снаряды» (1939 г.) и «Кокильное стальное литье» (1943 г.);

-разработана новая U - образная проба (совместно с А.М.Самариным) для экспрессного определения жидкотекучести по ходу плавки с целью оценки качества стали.

1948 г.

-выход в свет монографии «Стальное литье» объемом 48 печ. листов - непревзойденное до сих пор по глубине и охвату проблематики научное обобщение теории и производственного опыта изготовления отливок, реализующее замысел, высказанный в издании 1931 г.: «...доказать, что производство здоровых отливок есть прежде всего наука, а не искусство»; в течение многих лет - фундамент курса «Теоретические основы литья металлов».

1949 г.

-разработан прибор для контактного определения скорости течения расплава в литейной форме;

-выявлен механизм действия прибылей «атмосферного давления», связанный с газотворностью устанавливаемых стержней.

1951 г.

-при исследовании жидкотекучести сплавов установлена непосредственная связь с качеством отливок, обусловленная строением жидкого металла, который представляет собой дисперсную микронеоднородную термодинамически неустойчивую систему.

1953 г.

-организация многолетней серии работ по термическому анализу при затвердевании отливок и исследованиям литейных свойств сплавов, создание участка литейной пирометрии под руководством В.Я.Билыка.

1955 г.

-разработана новая проба для определения жидкотекучести вакуумным всасыванием.

1956 г.

- опубликованы результаты аналитического решения ряда задач о затвердевании отливок, обобщающие ранее известные формулы Н.И. Хворинова, А.И.Вейника, Б.Б.Гуляева и др., а также многочисленные данные экспериментального исследования затвердевания отливок методом  термического анализа и с помощью изготовленных на кафедре гидроинтеграторов (для решения серии нелинейных задач);

-исследование (совместно с И.В.Грузных) закономерностей линейной усадки к легированных сталей в зависимости от их положения на диаграмме состояния с помощью установки для регистрации свободной и затрудненной усадки, разработанной в 1953 г.;

-исследование газопоглощения при течении металла в каналах формы с помощью установки газового анализа, разработанной в 1955 г.;

-участие в 23 Международном конгрессе литейщиков (ФРГ).

1958 г.

-публикация (совместно с Н.Г. Гиршовичем) серии работ по тепловым основам затвердевания отливок, содержащих наиболее полный и глубокий анализ влияния факторов, определяющих кинетику и продолжительность затвердевания отливок различной конфигурации, в том числе с помощью специально разработанной номограммы;

-организация многолетней серии работ по созданию новых литейных жаропрочных сплавов; разработка теории предельного аустенитного баланса для легированных литых сплавов;

-организация комплексного исследования литейных свойств жаропрочных сплавов, результаты которого многократно публиковались в 1959 - 1967 г.г.

1959 г.

-организация многолетней серии работ по исследованию влияния вакуумирования на свойства сплавов в литом состоянии (совместно с И.В.Грузных, К.П.Лебедевым, М.Т.Богдановым, М.Н.Ефимовой и др.), создание участка вакуумной плавки под руководством И.В.Купцова.

1960 г.

-публикация обзорного доклада «О литейном производстве в СССР», зачитанного на 64 конгрессе Американского общества литейщиков (Детройт).

1961 г.

-опубликование статьи в дискуссии о строении металлических расплавов (совместно с Н.Г.Гиршовичем) о необходимости сопоставления свойств литейных сплавов при равном перегреве над ликвидусом в отличие о традиционного сравнения при равных температурах;

-сравнительное исследование (совместно с Н.Г.Гиршовичем и В.Я.Билыком продолжительности и кинетики затвердевания сплавов Fe-C в песчаных металлических и водоохлаждаемых формах;

-исследование зависимости линейной усадки сплавов Fe-C от скорости охлаждения (в песчаных, металлических и водоохлаждаемых формах).

1963 г.

-публикация брошюры о влиянии вакуумирования на газосодержание жидкотекучесть, макроструктуру, газоусадочные пустоты, линейную усадку и трещиноустойчивость сплавов, обобщающей результаты, полученные на сплавах с различным интервалом затвердевания, в сталях разного состава чугунах и цветных сплавах;

-выход в свет сборника трудов кафедры «Литейные свойства жаропрочных сплавов» объемом 20 печ. листов (Труды ЛПИ № 224);

-исследование закономерностей предусадочного расширения литейных сплавов (совместно с Н.Г.Гиршовичем и К.П.Лебедевым), вскрывающее механизм его развития в стали, чугунах различного типа и цветных сплавах а также его влияние на усадочные пустоты, линейную усадку и горячие трещины в отливках;

-участие в 30 Международном конгрессе литейщиков (Прага) с докладом о влиянии вакуумирования на литейные, технологические и механические свойства сплавов.

1965 г.

разработка новых жаропрочных сталей ПЖ-1 (X20H10) и ПЖ-2 (Х15Н13) точнолитых лопаток газовых турбин с рабочей температурой до 750°С с пониженным содержанием Ni и отсутствием Со при хороших литейных и технологических свойствах;

разработка сплавов на Ni-основе, упрочненных взамен пленообразующих легирующих компонентов (А1 и Ti) азотом и ниобием для обеспечения возможности плавки и разливки без применения вакуума.

1966 г.

-публикация брошюры «О производстве, структуре и потреблении литья в СССР и за рубежом» с технико-экономическим анализом темпов и пропорций развития литейного производства за послевоенный период для опровержения инициативы акад. Б.Е.Патона по сокращению выпуска литья за счет его вытеснения прокатом, штамповкой, сварными конструкциями и пластмассами;

-исследование (совместно с В.М.Голодом) темпа кристаллизации сплавов в зависимости от геометрии диаграммы состояния, положения сплава на ней и условий затвердевания;

-организация и проведение в Ленинграде Первого совещания по литейным свойствам сплавов (85 докладов, 300 участников, в том числе акад. А.А.Бочвар, Л.М.Самарин, Ф.Н.Тавадзе) по всему комплексу вопросов изучения и использования литейных свойств для исследования, контроля и управления технологическими процессами (теория литейных свойств, жидкое состояние и жидкотекучесть сплавов, тепловые процессы, кристаллизация, усадка и связанные явления); последующие совещания по усадочным (1970 г.) и кристаллизационным (1972 г.) процессам проводились в Институте проблем литья (Киев);

-формирование Комиссии НТО МАШПРОМ и разработка номенклатуры литейных свойств сплавов, организация исследований по стандартизации методик их определения.

1967 г.

-разработка (совместно с В.М.Голодом) метода определения теплофизических свойств сплавов по кривым охлаждения;

-исследование (совместно с В.М.Голодом) закономерностей формирования непрерывной твердой фазы в процессах течения, питания и линейной усадки в зависимости от положения сплава на диаграмме состояния и ее геометрии;

-на основе сравнительного исследования по единой методике герметичности литейных сплавов различного вида (стали, чугуны и цветные сплавы выдвинуто положение об определяющей роли морфологии и транзитности усадочных пор, а также условий деформации отливки, подвергающейся действию давления:

-разработка (совместно с И.В.Купцовым) новой комплексной пробы Нехендзи - Купцова для определения литейных свойств сплавов на развитие U - образной пробы Нехендзи - Самарина;

-разработка принципов подобия для моделирования питания отливок помощью легкоплавких материалов;

-участие в 37 Международном конгрессе литейщиков (Париж) с докладо) «Литейные свойства сплавов», обобщающим результаты исследований последних лет рядом сотрудников, аспирантов и студентов кафедры.

1968 г.

-экспериментальное исследование и расчет (совместно с Н.Г.Гиршовичем и В.М.Голодом) температурных потерь в каналах литниковой системы и при заполнении полости формы;

1969 г.

-разработка (совместно с Н.Г.Гиршовичем, В.Я.Билыком и В.М.Голодом комплекса технологических методов определения теплофизических свойств сплавов и материалов литейных форм;

1970 г.

-теоретический анализ и экспериментальное исследование (совместно с Н.Г.Гиршовичем) основных закономерностей реальной кристаллизации сплавов.

Послесловие. Смерть оборвала этот поразительно разносторонний и плодотворный труд, принесла горе близким и коллегам, переломила судьбу осиротевшей кафедры и внесла свои непоправимые коррективы в развитие теории и технологии литья. На юбилейном рубеже не только можно, но и сложно дать взвешенную оценку делам и событиям тех лет, хотя за прошедшие десятилетия, естественно, сместились акценты и изменились пропорции ушедшего.

Однако при этом стало возможным более отчетливо, в исторической перспективе, выявить те понятия, положения, методы и, говоря современным языком, модели, которые не ушли в небытие, а углубились, развиваются и формируют корневую систему современного древа литейной науки.